Газета "Новый горожанин" №8-2010"Вот эта улица, вот этот дом..." - Владимир Георгиевич Андреев

27.07.2010 г.
Почетный член мадридского клуба

     Неоднократный чемпион мира, бронзовый призер Олимпиады-68 Владимир Георгиевич Андреев живет и работает в Загорянке. Главный тренер Сборной команды СССР по баскетболу Александр Гомельский назвал его лучшим центровым своего времени.
     За плечами В.Г. Андреева – подполковника в отставке и заслуженного мастера спорта СССР – интереснейшая жизнь: поездки по странам и континентам, встречи со знаменитостями и даже съемки в кино. В 2007 году при участии В.Г.Андреева в нашем поселении был создан муниципальный физкультурно-спортивный клуб «Спартак».
     Материал, который мы предлагаем читателям, посвящен юбилею знаменитого спортсмена и директора загорянского «Спартака», 14 июля отметившего свое 65-летие.

     – В детстве я не хотел быть баскетболистом, – рассказывает Владимир Георгиевич Андреев. – Тренеры упрашивали меня заняться спортом, но я думал, что это только из-за моего высокого роста. Думал, что длинным играть в баскетбол легче, чем остальным. Впоследствии понял, что это не так.

      Родился я под Астраханью, на Волге. В 10 лет мой рост был 180 см. Из-за этого я очень комплексовал. Жил в деревне, а тренироваться ездил в Астрахань. Тренер ссужал меня деньгами на автобус, и я чувствовал себя за это ему обязанным. Каждый раз давал себе слово, что как только деньги кончатся, перестану ходить в секцию. Деньги подходили к концу, но тренер давал мне еще, а отказать ему я не мог. К тому же в группе занималась девушка, которая мне нравилась. Я уж не помню, как ее звали, но играла она хорошо. Так что я приезжал на тренировки еще и ради нее. Правда, она об этом не знала.
После школы поехал поступать в московский технологический институт. В Москве познакомился с тренером Игорем Поповым, который работал с алма-атинским клубом «Буревестник». Он сразу за меня уцепился, но я долго колебался, ехать к нему в Алма-Ату или нет.

     В конце концов, после Спартакиады народов СССР 1963 года я решился на переезд, о чем никогда потом не жалел. Здесь я впервые наелся винограда, алматинских груш, увидел невероятные дубы на улице Пролетарской, где в то время размещался институт физкультуры. Тронули за душу гостеприимство и доброжелательность горожан. В Алма-Ате я познакомился со своей будущей женой Людмилой. Вместе мы уже почти полвека.

     Навсегда в памяти остался Алма-Атинский аэропорт. Прилетишь, бывало, из Москвы со сборов или соревнований, как правило, ранним утром. Выйдешь из самолета и видишь заснеженные горы Тянь-Шаня под утренним солнцем. Меня это завораживало.
     «Буревестник», позже переименованный в «Локомотив», был крепкой командой и очень перспективной, но кроме начальника Казахской железной дороги Ивана Акимовича Задорожного, никто не приложил усилий, чтобы ее понять, почувствовать. Нам не хватило совсем чуть-чуть, чтобы стать призером СССР. Не было, к примеру, хорошего разыгрывающего, и перейди к нам Фетисов (китаец с русской фамилией), которого пробовали в сборную СССР, команда вообще была бы классной. Видя потенциал «Локомотива», я не собирался уезжать из Алма-Аты, хотя имел предложения от ведущих команд Союза. Особенно усердствовали ленинградский «Спартак», московские «Динамо» и ЦСКА.
     В 60-е годы в советском баскетболе проводился эксперимент: игроки сборной освобождались от матчей за свои клубы и готовились к Олимпиаде 1968 года. Получилось так, что из «Локомотива» я уже ушел, но за ЦСКА, куда к этому времени был зачислен, еще ни разу не сыграл. Поэтому моя золотая медаль чемпиона мира 1967 года больше чем наполовину была алма-атинской.
     Манера игры центрового в московском ЦСКА и сборной СССР сильно отличалась от той, что была в алма-атинской команде. Тренер «Локомотива» Игорь Владимирович Попов делал из меня центрового, заставлял двигаться по всей площадке. Я даже крутил восьмерку – комбинацию, при которой центровой выходит на дугу. Тогда,  в середине 60-х, Попов придумал этот тип центрового, который появится в мировом баскетболе только спустя 20 лет - в лице Арвидаса Сабониса.
А в ЦСКА Гомельский делал из меня «столба», ставил на «усы» 3-секундной зоны с диапазоном действий по 20 см в каждую из сторон. И я, будучи результативным игроком, вынужден был стоять. Но, с другой стороны, я научился хорошо защищаться, гораздо лучше, чем нынешние центровые.

     В фильме «Отцы и деды» режиссера Юрия Егорова (1982 г.) я сыграл человека, выбегавшего по утрам на пробежку, когда герой актера Анатолия Папанова идет на завод. Была роль в фильме Элема Климова «Спорт, спорт, спорт» (1970 г.). Элем Германович хотел сделать многосерийную картину, но худсовет запретил снимать о спорте такой большой фильм. Пришлось урезать его до одной серии, хотя материала было много. Картина даже в таком урезанном варианте стала победителем конкурса в Италии.
     Интересно, что история героя, которого я играл в этом фильме, больше похожа на историю моего друга Алжана Жармухамедова. Наша с ним связка центровых была сильнейшей в Европе, и мы «душили» всех, как хотели. Правда, порой мешали закулисные дела. К примеру, подходили люди и угрожали расправой, если я не перестану набирать по 30 очков за матч. Причем люди были из родного ЦСКА!
     В 1969 году мы выиграли в Барселоне Кубок чемпионов. В финале Кубка ЦСКА играл с мадридским «Реалом» и победил хозяев площадки. В этой игре я набрал 39 очков и был удостоен бриллиантового значка почетного члена клуба «Реал». Подобных значков в мире всего 10. Их учредил знаменитый президент «Реала» Сантьяго Бернабеу и вручал эти значки лучшим, на его взгляд, спортсменам мира.