Газета "Новый горожанин" №9-2010 "Чистосердечное признание"

01.09.2010 г.
      Наш разговор накануне золотой свадьбы этой супружеской пары искрился радостью словно новогоднее шампанское или фейерверк.
Раисе Егоровне и Станиславу Васильевичу Боневым на двоих 151 год, но энергия и азарт, с которыми они вспоминали о прожитых годах, читали наизусть по ходу действия стихи, не ослабевали ни на минуту. А разговор наш длился ни много, ни мало два с половиной часа.
     Несмотря на почтенный возраст, супруги Боневы удивительно, потрясающе молоды. Неужели, так действует настоящая, искренняя и, по всей видимости, неисчерпанная любовь? Жизнерадостная Раиса Егоровна шутит, что прожила с мужем не 50, а все 100 лет, поскольку ее стаж, как у жены десантника, идет год за два. А муж прослужил в армии 43 года. Кстати, и сегодня полковник ГРУ в отставке Станислав Васильевич Бонев не сидит, сложа руки, а продолжает работать с людьми. Более 20 лет трудится он в должности заместителя начальника щелковского Центра занятости населения.



     Они из того поколения, что получило название «дети войны». Стас родился в Ростовской области. В 1942 году в суматохе эвакуации он потерялся и до конца войны жил в детском доме.
     Рая из города Кромы* на границе Орловской и Курской областей. Как первая, так и вторая находились под немцами около двух лет. Родители Раи, взяв дочку с собой, ушли в партизанский отряд. Жили в землянках, вырытых под высоким обрывом таким образом, что в лесу они были незаметны. Здесь же располагались штаб и склады с продовольствием и оружием, подготовленные заранее, когда Красная Армия отступала.
     Мама – разведчица – брала с собой на задание семилетнюю Раю, чтобы усыпить бдительность немцев. За редкую смелость, мужество и успешно проведенные операции мама получила два ордена Красной Звезды. А папа, сражавшийся в стрелковом отряде, получил 3 медали «За боевые заслуги» и считал себя в плане наград несправедливо обойденным. Иногда после войны, выпив рюмочку в какой-нибудь праздник, вспоминал, как идти в бой под пули немцев было не менее страшно и опасно, чем ходить в разведку. И, расчувствовавшись, даже плакал от обиды, что у жены награды выше. Мама тоже считала, что благодарность правительства могла быть больше.
***
      Когда прогнали немцев, Рая пошла в школу и училась на одни пятерки. Все давалось легко, она побеждала на районных и областных олимпиадах по физике, математике. Любила стихи, которые запоминались будто сами собой. В 1953 году она заканчивала 10-й класс и умер Сталин. Смерть вождя, с именем которого связаны победа в тяжелейшей войне и освобождение Европы, дети войны переживали как личное горе. Весь класс подал заявление в партию, но только двое из них, в том числе Рая, были приняты в ряды КПСС.
Серебряная медаль и партийный билет стали пропуском в Московской авиационный институт. Она поступила без экзаменов, после собеседования. Училась и жила на одну стипендию, предельно скромно. Зато через 5 лет с красным дипломом она сама выбирала себе место работы по распределению. Авиационный завод, построенный по последнему слову техники в городе Белая Калитва Ростовской области, выбрала потому, что там сразу давали жилплощадь.
***
      Группа молодых специалистов из Москвы, прибыв на место, пришла в неописуемый восторг. Уезжали в пальто и шляпах, в столице было +5оС, а тут теплынь, абрикосы, помидоры продают буквально за копейки, ведрами.
      Раису на заводе избрали председателем Совета молодых специалистов. 1958 год, революционная Куба в экономической блокаде, но на помощь острову Свободы приходит СССР. Куба расположена в тропиках, ей нужен гофрированный алюминий – этим дорогим металлом там кроют крыши строящихся домов. Раису вызывает директор и поручает в предельно сжатые сроки освоить технологию по гофрированию. Она не уходит с завода по 9 смен и выполняет задание в срок. Несмотря на трудности, Раисе нравится ее работа. Она любит творить, решать научные проблемы. В то же время на ней немало и общественных обязанностей.
***
      Директор завода Александр Александрович Черняев, о котором Раиса Егоровна говорит с глубоким уважением, как о великом человеке и заслуженном производственнике, поручает организовать вечер отдыха для молодежи. Молодых на заводе сотни. Да такой надо сделать вечер, чтобы соответствовал уровню Дворца культуры авиазавода. Дворец же был просто шикарный, под стать передовому заводу. На этом-то незабываемом вечере Раиса и Станислав впервые увидели друг друга.
***
     Молодой офицер Станислав Бонев, выпускник алма-атинского десантного училища, был неотразим. В первое в СССР училище ВДВ он попал по спецнабору, с которого началось создание спецназа. Курс из 25 человек отбирался по всему Союзу. Парень со школьной скамьи упорно занимался спортом, футболом, штангой, боксом, был закаленным – и телом, и духом. В военкомате на него обратили внимание и направили в новое учебное заведение. Училище готовило диверсантов, специалистов по радиоразведке, минированию. Важное место занимала физическая подготовка – самбо, каратэ, парашютные прыжки с разных высот и видов самолетов, в любое время года, в самый дикий мороз. Конечности тренировали так, чтобы одним ударом ноги суметь сломать молодую березку, а рукой – три кирпича.
Закончив учебу с отличием, Станислав был направлен в Закарпатский военный округ в десантную дивизию командиром разведывательного подразделения. В первый свой отпуск приехал домой.
***
      Младший брат Станислава работал на авиационном заводе и хорошо знал Раису. На вечере подвел к ней Станислава и сказал:
– Рая, это мой брат, займи его, я не могу, меня ждет девушка.
А Рае тоже было некогда. Надо следить за всеми аттракционами, играми, викторинами, которые они сами придумали, чтобы нигде ничего не сорвалось. Поводила его за собой, а потом извинилась: ей надо было бежать в штаб по организации бала. Так и пробегала весь вечер, а потом еще долго не уходила, ведь нужно было сложить аппаратуру, собрать костюмы, инструменты, проверить пожарную безопасность, все сдать на охрану и т.д. Наконец, можно уходить с чувством исполненного долга.
***
     Он ждал ее у колонны. Предложил проводить. Да куда же? – ее дом в двух шагах. Но десантника трудно сбить с толку – пойдем по самой длинной дороге. Так началось их знакомство. Трудно описать, насколько это разные по характеру и темпераменту люди. Она и сегодня жизнерадостно искрится, как электричество. Он – сдержан и тверд, как камень.
***
     Погоны старшего лейтенанта, вся грудь в знаках отличия. Рая шла рядом и думала: крыть нечем... Спросила, любит ли он стихи. Услышав «люблю», решила проверить.

Если пасмурен день, если ночь не светла,
Если ветер осенний бушует,
На душе воцаряется мгла.
Ум, бездействуя, вяло тоскует.
Только сном и возможно помочь,
Но, к несчастью, не каждому спится…

      Она предложила ему продолжить стихи Некрасова («Рыцарь на час») – он их не знал. Потом прочла другое, третье и поняла: в стихах Станислав не силен. Решила блеснуть – вот ее знаки отличия.
Ушел... Но знаю всей душою -
Нам друг от друга не уйти.
Я знаю, я всегда с тобою,-
Я перекрою все пути!

Я - дом твой, я - твоя дорога,
Ты ходишь с именем моим.
В тебе меня настолько много,
Что нету места там другим.

И сколько б женских глаз ни встретил -
Мои глаза увидишь в них.
Я для тебя одна на свете,
И тут не может быть других.

И чьи б ни слышал голоса ты -
Услышишь в них меня одну.
Коснусь тебя ветвями сада,
Глазами полночи взгляну.

Когда домой вернешься поздно,
Ты снова вспомнишь обо мне.
Я стану дымом папиросным,
Я стану звездами в окне.

Через любые километры
До сердца сердцем дотянусь.
В окно влечу я нежным ветром.
Закроешь - бурею ворвусь!

     Она, естественно, произвела впечатление. Непосредственность, романтическое настроение, открытая душа, азарт в отношении ко всему, что ее окружает. Это не могло не зацепить. Однако Станислав отличался тем, что все его поступки и решения были хорошо обдуманы и точно взвешены. Торопиться он не стал, уехал служить, но обещал писать.
***
     Переписка продолжалась полтора года. Он еще раз приехал в отпуск в Белую Калитву и как-то обронил, что через год они поженятся. Служба Станислава была связана с постоянными учениями, марш-бросками, жизнью и тренировками на испытательных полигонах. В семейную жизнь оно никак не вписывалось. Он ждал перевода в Белоруссию, где худо-бедно можно было устроиться с жильем.
     И прошел год, и они снова встретились. Рая весело щебечет, а сама ждет, но Станислав молчит… Собралась с духом, спросила:
– Помнишь, что обещал?
– Помню, – спокойно и твердо ответил он.
И все. И все!! Шли молча. Ну, помнит, память у него хорошая. И что из того? Рая из последних сил решила повторить попытку:
– Помнишь – ДА или помнишь – НЕТ?
– Помню – ДА.
     И снова без всякого продолженья. Она еще не знала, что Стас слов на ветер не бросает, что слово его – кремень. Это она узнает потом, и станет ему во всем подчиняться и верить. А пока подумала: выходит, что она ему навязывается. Решила больше об этом не говорить никогда. И переключилась на другое.
     На следующее утро он вдруг пришел неожиданно, она без прически, в бигудях. Спросила, зачем же он так рано?
– Идти в ЗАГС, мы же договорились, – был ответ.
– Ни о чем мы с тобой не договаривались!
Это была суббота, 25 августа 1960 года. Ровно 50 лет назад. Они пошли искать ЗАГС, подали заявление, и через 3 дня их расписали.
     Две недели спустя он вернулся на службу. Рая рассчиталась с заводом, ее отпустили без удержания подъемных, хотя еще год она должна была работать по распределению. И поехала к мужу в Витебск, а по ночам плакала тайком. Ей было жаль завода, где в центре 600-метрового цеха бил фонтан, а вокруг зданий росли абрикосовые деревья. Ей было жаль своей научной работы – ведь она поступила в аспирантуру Киевского политехнического института. Ее опыты с кубинским алюминием тянули на диссертацию. Муж недоумевал: Витебск тебе не нравится? Вот бы тебя в Баравуху!
    Но с рождением сына Саши былое отошло куда-то далеко. Им дали двухкомнатную квартиру, Рая занималась воспитанием сына, варила обеды. Теперь ее жизнь была посвящена семье и подчинена службе мужа – в Туркестанском, Прибалтийском, Московском военных округах, Южной группе войск. Станиславу случалось десантироваться за рубеж, всплывать с глубины из атомной подводной лодки, прыгать в горах Памира, на Новую Землю, в Балтийское море, выполняя специальные задания. В его послужном списке 713 парашютных прыжков.
***
    После Витебска были Пуховичи, потом та самая Баравуха, которой Раису пугал муж. В Баравуху она с сыном ехала на грузовике, дорога шла через лес. Прошло 12 часов, а лес все не кончался. Густой, темный и высокий до неба. Это было нереально: дорога асфальтовая, но ни впереди, ни сзади нет просвета. Раю обуял ужас – лесу не было конца! Вот почему Белоруссия – край партизан, у немцев не было шансов их найти. Вдруг машина остановилась. Все, приехали!
Баравуху она полюбила. Здесь было два полка, четыре дома, стадион и начальная школа. А вокруг – леса! Из их трехкомнатной квартиры одно окно глядело на бездонное озеро, два других – на лес. Раиса была в восторге! Сын Саша здесь пошел в первый класс. Он, как и мама, был отличником, несмотря на постоянные переезды и смену городов.
***
    Станислав продвигался по службе, был назначен начальником политотдела бригады спецназначения Главного управления ГШ, замполитом в/ч 51428 (в Загорянке), замкомандира Агентурного центра в специальной группе войск в Будапеште. Загорянка стала конечным пунктом Боневых и родным домом. Здесь их сын закончил школу – N2, получив золотую медаль. Отсюда он пошел своей дорогой, успешно окончив военное радиотехническое училище в Киеве. Защитил диссертацию, но с развалом страны ушел из армии. Зная английский язык, он вписался в новую жизнь. Женился Саша на однокласснице и подарил родителям обожаемых внуков.
Собкор